Меню Закрыть

А что там сегодня с мусором?

Шедогубов Николай Юрьевич

Руководитель отделения Всероссийского общества “РазДельный Сбор” в Марий Эл

А что там сегодня с мусором?

Когда с больших экранов нам говорят, что мусоросжигание — это хорошо, я начинаю потихоньку закипать. При этом сразу кивают на Европу, мол смотрите, вон в Финляндии как хорошо всё налажено, в столице Австрии – Вене мусоросжигательный завод вообще в центре города стоит, а Швеция ещё и мусор соседних стран закупает (нет), ведь у них переработка мусора аж 98% в стране. Хорошо же? Хорошо, да ничего хорошего.

На мой взгляд мусоросжигание — это тупиковый путь, у которого нет будущего. Этот путь предлагает заменить один линейный подход по утилизации другим. К тому же очень часто умалчивают о другой стороне медали такого подхода.

Во-первых, высокий процент «переработки» достигается за счёт того, что в некоторых странах Европы законодательно приравнены понятия «переработка» и «сжигание». Например, в той же Швеции в печь летят порядка 48,6% отходов (по другим данным 54%). То есть половина мусора просто сжигается.

Наши законодатели тоже решили не отставать и в декабре 2019 года также приравняли мусоросжигание к переработке прикрыв это красивой формулировкой «Энергетическая утилизация».

Теперь в планах правительства построить около 30 мусоросжигательных заводов (МСЖ) до 2030 года. Четыре завода уже строят в Подмосковье и ещё один под Казанью. И если в Швеции хорошо налажена система раздельного сбора, и сжигают только половину отходов, то у нас в печь могут полететь 85% и более. Зато на бумаге всё будет «переработано».

Во-вторых, очень часто забывают про отходы сжигания. Законы физики никто не отменял. Вещество не может полностью испариться в никуда. Поэтому при сжигании всегда есть остаток в виде токсичной золы (примерно 30% от первоначального объёма), а также дымовых газов в которых содержатся оксиды азота и серы, хлороводород и фтороводород, соединения тяжёлых металлов (кадмия, свинца, ртути) и особо опасные фураны и диоксины. Это не просто страшные слова из курса по химии, а вполне осязаемые частицы, которые могут оседать в нашем организме и приводить к онкологиям, и если не у нас, то у наших детей.
А что делать с токсичной золой от сжигания? Создавать специальные полигоны для захоронения уже очень токсичного мусора. По непроверенной информации та же Швеция продаёт золу Норвегии по 1000 евро за тонну, а Норвегия закапывает её в своих выработанных известняковых шахтах.

Поэтому несмотря на сжигание, полигоны в России строится будут. Что также может привести к ещё большим протестам, например, как на Шиесе в Архангельской области.

В-третьих, очень часто говорят, что все дымовые газы отлично улавливаются фильтрами. Правда очень мало говорят про то, как потом утилизируются фильтры, как часто их меняют, как замеряются данные по выбросам и т.д.

В-четвёртых, теплоёмкость мусора меньше, чем у традиционного топлива (уголь, мазут и т.д.). Например, чтобы получить столько же энергии при сжигании 1 тонны угля, нужно сжечь 2 тонны мусора. Такой подход подстёгивает к потреблению и производству мусора, а не его уменьшению.

В-пятых, сжигание мусора это не про цикличную экономику. То есть в конце концов остаётся продукт в виде золы, с которым ничего не сделать. Такой золой нельзя удобрять почву, из неё не сделать новых вещей, её можно только закопать. Но даже закапывать её надо с умом, а не как попало.

Данный список можно продолжать довольно долго, добавив потери ценных ресурсов (например, металлов) при сжигании, долгий срок окупаемости инвестиций (из-за чего получаемое электричество и тепло становится дороже), препятствие развитию более дешёвых и экологичных методов переработки и многое другое.

Ещё раз повторюсь, я считаю, что мусоросжигание — это тупик и идти туда не надо.

Так давайте всё переработаем!


Дата публикации: 31.10.2021 Количество просмотров: 29
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *